Ключи от ядерного арсенала

академик РАН В.Н. МИХАЙЛОВ

– Насколько мы понимаем, тысячи ядерных боезарядов не лежат все время мертвым грузом. Возможны ли какие-либо эксцессы при их транспортировке?

– Нет, невозможны. Перед транспортировкой боезаряды приводятся в состояние повышенной безопасности, с них снимаются все основные компоненты. Их использование практически исключено. Но, тем не менее, они могут перевозиться лишь под строгим контролем и с сильной охраной. Нами разработана специальная техника для перевозки – автомобили, железнодорожный транспорт. У нас много тысяч единиц оружия, мы его перевозили не раз, и никогда никаких осложнений не случалось.

Сегодня физические схемы всех ядерных устройств таковы, что абсолютно исключают самопроизвольный ядерный взрыв. А чтобы не допустить попадание в окружающую среду радиоактивных материалов, боезаряды перевозятся в специальных контейнерах, которые выдерживают самые немыслимые аварийные условия. Идут работы над созданием зарядов с так называемой безопасной взрывчаткой. В США часть систем ядерного оружия уже переведена на нее. Безопасная взрывчатка не реагирует ни на пули, ни на осколки, ни на огонь. Ее можно колотить молотком, бить, бросать. Привести в действие ее может только специальное устройство.

У нас тоже ведутся работы в этом направлении, но в последние пять лет они затормозились из-за того, что мы не можем произвести с этой целью ядерные испытания. С октября этого года, как известно, на них объявлен мораторий.

– Ядерное оружие рождалось в головах ученых, людей, которых отличают не только огромные знания, но и особое чувство ответственности перед обществом, перед миром. Сохраняют ли сегодня ученые хоть какую-то долю власти над ядерным оружием или же все оно находится только в руках политиков и военных?

– Я считаю, что сегодня между учеными, специалистами и военными должно быть более тесное сотрудничество. Более тесным должно быть сотрудничество и между Минатомэнергопромом и Министерством обороны, как это делается в США, где эти два ведомства отвечают за все связанные с ядерно-оружейным комплексом вопросы и готовят доклады президенту. У нас же, особенно в последнее время, считается, что многие из этих проблем военные могут решить сами. Такое мнение ошибочно. Военные сами не разберут и не соберут заряды – это под силу только тем, кто годами занимался этим на специальных заводах. Не менее сложна и технология разборки. Ряд операций здесь даже более опасен и требует большего напряжения, чем при сборке. Ясно, что квалифицированно это сможет сделать только тот, кто сам и создавал устройство.

Зная все это, настороженно относишься к информации о том, что Украина собирается пригласить наших коллег из США для участия в разборке ядерных устройств. Как специалист, могу утверждать, что вряд ли ответственный эксперт согласится на разборку «чужого» ядерного устройства: он в этом случае крайне рискует. Даже для опытного сапера обезвреживание мины или снаряда, оставшихся после войны, целое событие. А ведь по сравнению с ядерным зарядом обычный снаряд – как одноклеточное создание, инфузория по сравнению с человеческим организмом...

– В нашей стране за десятилетия создан большой арсенал ядерного оружия. Сейчас в соответствии с советско-американскими договоренностями часть его должна быть уничтожена. Как это будет происходить? Что представляет собой технология уничтожения ядерного оружия?

– В общих чертах это выглядит таким образом. После снятия ядерных боеголовок с носителей они приводятся в состояние повышенной безопасности. Это означает, что при надлежащей охране боевые блоки можно сравнительно свободно транспортировать до мест их уничтожения. Возможно, при этом понадобятся промежуточные складские помещения, чтобы равномерно использовать заводские мощности при разборке. На заводе из боезаряда удаляются все ядерные компоненты – плутоний, высокообогащенный уран, которые будут складироваться и использоваться в народном хозяйстве. А другие компоненты идут под пресс. Обычная взрывчатка используется для получения искусственных алмазов, а если не годна для этого, то просто сжигается в закрытых камерах.

Геометрические приложения двойных интегралов