После трагических и не вполне удачных по результатам экспедиций 1838-39 г.г. в Морском штабе возобладало мнение, что плавание Карским морем к устьям сибирских рек - дело практически невозможное, и исследования Новой Земли были свернуты.

Исправить ошибку “помогли” норвежцы. В конце XIX века их промысловые суда из-за истощения стад морского зверя в районе Шпицбергена устремились к берегам Новой Земли. Поморы отправлялись на промысел, когда горло Белого моря освобождалось ото льда, т.е. позже норвежцев, и к их приходу зверь был если не выловлен, то распуган. Плавания русских к Новой Земле стали убыточными и практически прекратились (на сотню норвежских шхун приходился едва ли десяток поморских). Считая Новую Землю “ничейной землей”, норвежские шкиперы, а также экспедиции Розенталя, Вильчека, Норденшельда активно обследовали и картировали ее восточные берега, и Россия превращалась в пассивного наблюдателя в освоении Ледовитого океана. Поморы, а потом и архангельские власти забили тревогу. В 1870 году с эскадрой (корвет “Варяг” и клипер “Жемчуг”) на Новой Земле побывал брат царя, Великий Князь Алексей Александрович и архангельский губернатор Н.А. Качалов. Затем для охраны промыслов были направлены несколько военных кораблей (шхуны “Полярная звезда” и “Бакан”, крейсеры “Наездник”, “Вестник”, “Джигит”). Но было очевидно, что эти меры не дадут результата, пока на Новой земле не будет постоянных жителей - российских подданных. Первыми поселенцами стали ненцы из Большеземельской тундры: сначала Фома Вылка с семьей, затем еще несколько семейств в 1867-72 г.г. переправились с Вайгача на карбасах и расселились на берегах заливов, удобных для промысла. В 1877 году, за казенный счет, Общество спасания на водах построило в Малых Кармакулах спасательную станцию с приютом, которым заведовал поручик штурман Е.А. Тягин. На зимовку 1878 года на острове осталось уже 42 человека... С 1880 года на казенную субсидию были учреждены два регулярных пароходных рейса на Новую Землю. Наконец, летом 1881 года подготовленное по инициативе губернатора Н.М. Баранова “Положение о колонизации Новой Земли” получило Высочайшее утверждение.

Вот и еще одним коренным новоземельцем стало больше. Назвали мальчика Димой. Тридцать с лишним лет назад из этого окна, где сейчас родильное отделение военного госпиталя, можно было увидеть огненный шар очередного ядерного взрыва, а теперь здесь Галина Михайловна принимает под свою опеку еще одного малыша, - 76-го за время своей работы на Новой Земле.

Может быть, как раз в эту минуту где-то на материке, за сотни километров отсюда, митингуют, требуя, чтобы "независимые эксперты" перепроверили сведения о радиационной обстановке вокруг полигона, - такое не впервые происходит именно в разгар избирательной кампании. Ведь с оценкой последствий ядерных взрывов 50-х годов напрямую связан вопрос социальных льгот для жителей северных регионов...

- В скором времени будут проведены парламентские слушания в Совете Федерации, где как раз и будут обсуждаться последствия воздушных испытаний, - рассказывает профессор Института биофизики В.А. Логачев, сопредседатель Межведомственной комиссии, - поэтому основной целью нашей поездки было еще раз проинспектировать полигон. Есть очень ограниченные участки местности, которые сохранились от старых испытаний, где мощности дозы существенно превышают фоновые значения, а в целом на сегодня радиационную обстановку на полигоне можно считать нормальной.

Геометрические приложения двойных интегралов