Лишь только начинают таять снега, прилетают пуночки, затем прочая пернатая водоплавающая живность, и в считанные дни тундра преображается, - полярный мак, ромашка, мытник, лютики и иные травы и злаки торопятся, пользуясь скупым теплом незаходящего солнца, выбросить цвет и побеги, оттенив серо-голубое однообразие сопок богатой и одновременно нежно-изысканной цветовой гаммой. А уже в августе жизненный цикл завершится, - семена падут в землю, птенцы станут на крыло, и почти на каждом озерце можно будет увидеть выводок, набирающийся сил перед дальним перелетом...

"Доброе утро. Работает радиоузел Дома офицеров"...

Вот так уже четвертый десяток лет на полигоне начинается рабочий день, - даже если за окном - полярная ночь...

Эти старательно окрашенные в армейский зеленый цвет избы - все, что еще напоминает о тех временах, когда Белушья была одним из промысловых становищ, местом пребывания "Президента Новой Земли" товарища Тыко Вылки, решавшего на сходках житейские проблемы немногочисленного населения.

Летом 1954-го года здесь высадился первый батальон военных строителей.

- Когда стало ясно, что под Семипалатинском нельзя проводить все виды испытаний, - вспоминает вице-адмирал Геннадий Золотухин, - подходящее место искали в разных местах и остановились на Новой Земле. Создание полигона поручили Северному флоту, и на все про все дали год...

Готовить первое подводное испытание в Белушью прибыли известные ученые Н.Н. Семенов, М.А. Садовский, С.А. Христианович, Е.К. Федоров. Опытный образец нашей торпеды Т-5 с ядерной боеголовкой снарядили под руководством Е.П. Негина и Г.П. Ломинского в только что построенном на берегу залива Рогачева сборочном корпусе (по примеру Семипалатинска его называли ДАФ) площадки 2. Такой же малогабаритный заряд при первом испытании на Семипалатинском полигоне не вышел на расчетную мощность. Теперь физики и конструкторы свою задачу выполнили: ранним утром 21 сентября 1955 г. из холодно-прозрачных вод губы Черной взметнулся ослепительно белый султан ... "Объект 700" начал работать - сначала на оборону, со временем - на науку и новые технологии.

"Вознамерился некто именем Еремей Окладников, житель города Мезена, что в Югории, снарядить лодью ... и целые осемь ден имели люди его попутный ветер ..." Приоритет русских поморов в открытии и освоении Новой Земли неоспорим, - недаром никто из иноземных путешественников, при обыкновении давать свои имена новым для них местам, не рискнул дать островам иное название. Поморские походы на Новую Землю были делом потомственным. Из Холмогор, Пинеги, Колы с отливной волной спускались они по реке в море - и уходили в безвестность полярного пространства. Кто сочтет, сколько кочей раздавлено льдами, унесено в океан, разбито штормами, по досточкам выброшено на отмели Студеного моря! ...

Да, сколько былей, а еще больше небылиц рассказано с тех пор о поселке и его жителях! Вот они сидят у противоположного борта - новоземельцы, с которыми успели познакомиться в Лахте за трое суток ожидания летной погоды: майор, только что получивший назначение на остров, женщина с охапкой сирени на коленях, инженер закрытого НИИ с 20-летним полигонным стажем (сегодня у него день рождения), рослый капитан-лейтенант - балагур и душа компании, усатый горняк из шахтерского городка под Тулой... а всего в грузовом отсеке Ан-12 человек тридцать, да контейнеры с материалами, коробки, чемоданы, свертки и даже березовые ветки, уже связанные вениками. Нам дали эшелон на трех тысячах метров. От Лахты лету час с небольшим, и в иллюминатор уже хорошо различимы изрезанные берега и желто-зеленая с пятнами снега тундра... Запретная зона, почти 50 лет недоступная постороннему глазу ... Впрочем, кроме печати на документах и "галочки" в списках, которую ставит расторопный военный в меховой куртке без погон, внешне эта режимность не заметна, и жизнь поселка отличается от жизни других заполярных гарнизонов разве что тем, что, наверно, лучше обустроена. Если это и не так, местный народ, похоже, жаловаться не привык, - это чувствуется по ответам на традиционный вопрос “Как живется?” - “Скучаем по летнему теплу, но что делать, люди везде приспосабливаются. Живем, работаем, служим ...” - “Нас много, кто из Нальчика, здесь на срочной. Ну, здесь холодновато, конечно, но служить можно...”

Геометрические приложения двойных интегралов