Мало, пожалуй, найдется на земле мест, где вот так же лицом к лицу сталкивались бы дикая, первозданная природа и новейшая техника, хрупкие ростки жизни и всесокрушающая мощь атома... Впрочем, эта философская дихотомия занимает даже приезжего человека ровно столько времени, за сколько газик добегает от аэродрома до Белушьей. Гарнизонный поселок, несколько лет висевший между невозвратимым прошлым и неизвестным будущим, живет повседневными заботами, но все они так или иначе связаны с главной задачей полигона.

Вот мы с вами в студии здесь сидим, - прямой эфир, тепло, светло, уютно, - Александр Щербина, д.т.н., начальник отдела ВНИИТФ ("бомбодел", как сам себя называет) обращается прямо в камеру, - и мало кто вспоминает, что там, на Новой земле, в эту минуту мои друзья и коллеги выполняют свой долг ... в конечном счете, для того, чтобы так тепло и уютно было всегда. Не приведи Господь, какая авария с ядерным боеприпасом или какой-то террорист, - мы должны быть абсолютно уверены, что несанкционированный ядерный взрыв не произойдет.

В советские времена в Белушьей жило около 9 тысяч человек. Сейчас жителей заметно поубавилось. Откомандирована научно-исследовательская часть, опустел аэродром - ушли на материк полк ПВО и вертолетный отряд, заброшены дома и офицерское общежитие, и как-то жутковато видеть в полярных сумерках черные провалы окон там, где год назад были огни...

Зато появилось нечто новое. Поскольку Белушья Губа теперь - не только поселок и гарнизон, но и муниципальное образование, то появился и офис Главы Администрации этого новообразования. А в пустующем общежитии открыта православная молельня для окормления страждущих новоземельцев ...

На смену ветеранам приходит пополнение из офицеров, уже не имеющих опыта натурных ядерных испытаний. Единственным способом дать им более-менее полноценную подготовку остаются тренировки: при модельных испытаниях личный состав работает так, как будто это - полномасштабные натурные испытания.

А будущее Белушки и всего архипелага - сегодня предмет острых дискуссий. Спектр прожектов очень широк: хранилище радиоактивных отходов, биосферный заповедник, полигон для испытаний обычных боеприпасов и опасных технологий, национальный парк для элитного туризма, транспортный терминал, вахтовая и ремонтная база для добычи нефти со дна Баренцева моря, карьеры и технологические площадки по разработке месторождений полиметаллических руд... В каждом проекте свои плюсы и минусы. К примеру, океанологи НИИ Арктики и Антарктики, моделируя поведение нефтяного пятна на поверхности моря в типичных условиях Севера, пришли к выводу, что при аварийном разливе ветры и течения могут вынести нефть к берегам Печорской губы и Новой Земли... Или взять проект горных разработок: можно допустить, что три поколения геологов, обследовавших архипелаг, "проморгали" рудные месторождения, что отрицательный опыт добычи на острове Вайгач - еще не окончательный вывод, - не окажется ли новоземельская цинковая руда золотой по стоимости?

В сентябре 1954 г., когда вышла директива Главного штаба ВМФ о создании новой воинской части №77510, на Новой Земле в поселках, становищах и промысловых участках жили 298 человек (в том числе 15 ненецких семей), еще 65 человек работало на полярных станциях. В Белушьей Губе жили тогда 83 человека, здесь размещались островной Совет, Промторгконтора, фактория, школа-интернат, больница, почта, радиостанция, метеостанция, ветпункт, “красный чум”. Отселение гражданского населения началось с южной зоны, а к ноябрю 1957 были вывезены на материк и обитатели отдаленных промысловых участков. Всем жителям было предоставлено право выбора нового места жительства в пределах Архангельской области. Переселение это, наверно, было таким же серьезным жизненным испытанием, как и для населения, скажем, десятков сел и деревень, в те же годы оказавшихся в зоне затопления гидроузлов Волжского каскада...

Первым строителям столицы полигона пришлось зимовать в армейских палатках...

Геометрические приложения двойных интегралов