Античное искусство Романское искусство Барокко

Художественные стилевые направления в искусстве

Единство противоположностей формальной структуры модерна запечатлело и смоделировало самый момент перелома, обозначив собой начало нового этапа в отношении к миру, нового понимания места и роли человека в нем - драматического и диалектического.

 Наиболее радикальное течение римского Барокко называется — «стиль иезуитов». Его главное произведение — церковь Иль Джезу в Риме архитектора

Джакомо делла Порта (1575). Стиль иезуитов связан с движением контрреформации и идеей  абсолютизма римской католической церкви. 

 Сам Бернини работал в тесном  контакте с генералом Ордена Иезуитов

Оливой. Этот орден возник в 1540г.

  «Иезуитское барокко» — мистическое, иррациональное по духу и иллюзорно

натуралистическое по форме. Оно получило распространение не только в Италии

и Испании, где его влияние было особенно сильным, но и в Восточной Европе.

После Люблинской унии церквей 1569г. и объединения Литовского княжества с

Польшей в Речь  Посполитую католическое Барокко стало стремительно

распространяться в Польше, Западной Украине, Прибалтике и Беларуси. Иезуиты

строили костелы и коллегиумы (иезуитские школы) по образцу римских, иногда

прямо по чертежам, присланным из Рима. Влияние их на местных художников

также было велико. Екатерина II разрешила деятельность иезуитского ордена в

Петербурге, и, несмотря на его официальное упразднение в 1773г., иезуиты

продолжали действовать, пока в 18151820 гг. их окончательно не изгнали из

России.

 Эпоха  Возрождения, столь стремительно прошедшая в Италии, менее

затронула глубинные  слои средневековой культуры на севере Европы (см.

Северное Возрождение).  Ее заменила эпоха религиозной реформации.

Католическая церковь ответила на это движением контрреформации. Все вопросы

веры были объявлены иррациональными,  не подлежащими обсуждению, и

перенесены в область субъективного эмоционального переживания. Это движение

и возглавил орден иезуитов. Именно поэтому «пафос  декорации» и мистика

итальянского католического Барокко так легко и органично  проникли на

германскую почву уже в конце XVI в., где слились с мистицизмом  поздней

Готики. В результате родилась «барочная готика», или «готическое  барокко».

Оба стиля объединяла иррациональность, мистицизм, деструктивность  и

живописное, экспрессивное ощущение формы. Идеи Барокко проникали и в

живопись, прежде всего связанную с архитектурой.

 Мастерством иллюзорной декоративной росписи, стирающей границы между

архитектурой, скульптурой и живописью,  славились Пьетро да Картона и

художникиезу

 ит А. Поццо. Плафонные росписи — излюбленный вид искусства Барокко. Их

главная задача — создание  мистического ощущения пространства, в котором

теряются привычные представления  о реальной протяженности, специфике

объема, цвета, света и плоскости. В  барочных интерьерах плафон из

завершающего элемента превращается в некое  подобие иллюзорного, уходящего

вверх пространства. В этом смысле одинаковы  функции купола и иллюзорной

перспективной росписи. Характерно, что многие  плафонные композиции в

интерьерах Барокко имитируют не только бесконечное  пространство неба с

облаками и летящими фигурами, но и купол с его устремленностью  вверх,

создающей ощущение «светового столпа». Иллюзорные перспективные росписи как

нельзя лучше выражали эстетический идеал искусства Барокко  — переживание

бесконечности пространства, движение света и цвета. Это переживание  хорошо

выражено в словах главы иезуитского ордена И. Лойолы: «Нет зрелища  более

прекрасного, чем сонмы Святых, уносящихся в бесконечность». Главным

критерием  эстетики барочной живописи остается красота, к ней «можно

приблизиться, но ею нельзя овладеть» . Это приближение может произойти, по

мнению художников Барокко, только на основе идеализации формы. Бернини

говорил, что природа слаба и ничтожна, но для достижения красоты необходимо

ее преобразование,  духовное напряжение художника, подобное религиозному

экстазу; искусство  выше природы так же, как дух выше материи, как

мистическое озарение выше прозы жизни. Художники Барокко искали красоту не

в природе, а в своем воображении. И, как это ни парадоксально, они находили

ее в классических формах. Идеальные формы античности уже содержали в себе

искусственную, переработанную природу.  Поэтому Бернини советует начинать

изучение искусства не с природы, а с рисования слепков античной скульптуры.

Отсюда только шаг до академизма.

Критики восприняли ее без восторга, Берталь писал в "Грело": "Надежда" г. Пюви де Шавапна. Она такая хилая!.. Как видно, ей недостает патриотизма". А Кастаньяри высказывает следующее мнение: "Эта худышка со стебельком в руке на фоне по-детски нарисованных могильников каким образом может она поднять наш дух? Для Надежды она слишком уж тщедушна". При жизни, а затем и посмертно Пюви подвергался критике, и посвященная ему обширная ретроспектива в Гран-Пале (отправленная позже в Оттаву) так и не дала решения дилеммы: был ли этот художник ретроградом или новатором? Несомненно одно: это единственный живописец-монументалист нашей эпохи, достойный сравнения с великими итальянскими мастерами фрески времен готики и проторенессанса. Испытав в начале творческого пути влияние Шассерио и Энгра, он воспринял также уроки Делакруа и Кутюра и, вопреки этим противоречиям, воплотил свой дар вне каких-либо художественных мод, следуя собственной эстетике.
От таких элементов убранства, как мебель, драпировки, декоративные лампы, часы и барометры, до общепринятого набора репродукций модных художников в "текучих" резных рамах - на всем лежала неизгладимая печать стиля модерн, терпкий привкус ,в чем-то роднивший между собой массовые ремесленные образцы и произведения подлинного искусства. Именно расчет на быт, повседневность - причина того, что сохранилось не так уж много "музейных", законченных образцов этого стиля в декоративно-прикладном искусстве.
готический стиль