Античное искусство Романское искусство Барокко

Художественные стилевые направления в искусстве

Единство противоположностей формальной структуры модерна запечатлело и смоделировало самый момент перелома, обозначив собой начало нового этапа в отношении к миру, нового понимания места и роли человека в нем - драматического и диалектического.

 Родиной Барокко стала Италия, и произошло это по  двум основным причинам. Первая заключалась в том, что новый стиль складывался  в ходе формального усложнения архитектуры Итальянского Возрождения. «Высокий Ренессанс уже на три четверти Барокко»,— писал И. Грабарь . Новый стиль стал для Италии  своеобразным архитектурным Маньеризмом, реакцией на исчерпавшие себя возможности рационального классического мышления. В нем отразились черты «зрительной усталости»  от простых и ясных форм,

уравновешенности и конструктивности. Стиль Барокко обращается к утомленному

воображению и пресытившемуся вкусу после суровости  романской архитектуры,

мистических порывов Готики и светлой ясности Ренессанса.

  Вторая причина — влияние католического мироощущения, проникнутого в

эти  годы в Италии крайним мистицизмом, повышенной экзальтацией, что

потребовало

  соответствующих художественных форм,

 которые были найдены в новом стиле. Архитектура средних веков и нового времени развивается не из греческой колонной архитектуры, а из этой новой пространственной архитектуры. Поэтому Барокко часто называют

стилем католицизма, искусством иллюзии.

 Новый стиль медленно вызревал в эпоху «Высокого Возрождения».

Поразительно, но эта великая эпоха была очень коротка, всего какихнибудь

десятьпятнадцать  лет. Кроме того, в ней действовало несколько

стилистических тенденций и все они были крайне неустойчивы. Основное и

наиболее прогрессивное классицистическое  течение быстро перерождалось в

Маньеризм, намного переживший Классицизм. Одним из тех, кто провозгласил

новые идеи стиля Барокко, был маньерист  Ф. Цуккаро, но подлинным его

создателем считается великий Микеланжело. В статье «Дух барокко» И. Грабарь

писал: «С каждым днем становилось яснее, что Альберти — «не совсем то, что

нужно», что даже Браманте уже чутьчуть педантичен и «суховат», и не так

уже очаровывала абракадабра знаменитого  «золотого разреза» и математика

пропорций, данная в фасаде его «Cancelleria».  И только когда неистовый

Микеланжело открыл свой сикстинский потолок и  занялся капитолийскими

постройками, все поняли, чем каждый болел и что прятал в своем сердце... и

новый стиль — Барокко — был создан» 2. Добавим,  что роспись плафона

Сикстинской капеллы была закончена в 1512г. Джорджъо  Вазари, пораженный,

как и все, свободой нового стиля Микеланжело, разрушавшего  своей

экспрессией все привычные представления о правилах рисунка и композиции,

назвал этот стиль «причудливым, из ряда вон выходящим и новым». Другие

произведения Микеланжело — интерьер капеллы Медичи и вестибюль библиотеки

СанЛоренцо во Флоренции,— демонстрировали вроде бы те же классицистические

формы, но все в них было охвачено волнением и напряжением. Старые элементы

использовались  поновому, не в соответствии со своими конструктивными

функциями. В вестибюле библиотеки СанЛоренцо Микеланжело сделал совершенно

необъяснимые с точки  зрения архитектурного Классицизма вещи. Колонны

сдвоены, но запрятаны в углубления стены и ничего не поддерживают. Они даже

не

 Грабарь  И. Дух барокко.— В кн.: О русской архитектуре. М.: Наука,

1969, с. 310.

  2 Там же, с. 315

 имеют капителей. Висящие под ними консоли вообще не выполняют  никакой

функции. Стены расчленены мнимыми окнами. Но более всего удивляет  лестница

весвибюля. По остроумному замечанию Я. Буркхардта, она «пригодна  только

для тех, кто хочет сломать себе шею» . По бокам, где это необходимо,  у

лестницы нет перил. Зато они есть в середине, но слишком низкие, чтобы  на

них можно было опереться. Крайние ступени закруглены с совершенно

бесполезными завиткамиволютами на углах. Сама по себе лестница заполняет

почти все свободное  пространство вестибюля, что вообще противоречит

здравому смыслу, она не приглашает, а только загораживает вход. Статуи и

декоративные детали нагромождаются  друг на друга и кажется, что они

утратили прежний смысл и значение.

  В проекте собора Св. Петра (1546) Микеланжело, в отличие от начавшего

строительство  Браманте, подчинил все архитектурное пространство

центральному куполу и  подкупольному объему, сделав сооружение предельно

динамичным. А исполнитель проекта Джакомо делла Порта в 15881590 гг. еще

более усилил эту динамику,  по сравнению с предварительными эскизами

Микеланжело, заострив купол, выполнив  его не полусферическим, как было

принято в архитектуре Высокого Возрождения,  а удлиненным, параболическим.

Одним этим был как бы отменен классический  идеал равновесия, когда

зрительное движение снизу вверх «гасилось» статикой  полуциркульной формы.

Новый силуэт подчеркнул мощное движение ввысь, преодолевающее  силу земного

тяготения и как бы напоминающее о ничтожестве земных дел.  Стилистический

круг замкнулся, и Барокко возвратило архитектуру к мистическим  идеалам

Готики: динамике, иррациональности, дематериализации.

 Эволюция  художественного мышления великого Микеланжело была

закономерной. «Из глубочайшей неудовлетворенности искусством, на которое он

растратил свою жизнь, его вечно неутоленная потребность в выражении разбила

архитектонический канон Ренессанса и сотворила римское Бароюсо». В лице

Микеланжелоскудьптора также «закончилась история

 Виппер Б . Борьба течений в итальянском искусстве XVI в. М.: Изд.

АН СССР, 1956, с. 46.

 западного ваяния» . Исчерпав все возможности классических форм, он

создал новую, невиданную, экспрессивную пластику. Человеческие фигуры стали

изображаться уже не по правилам пластической  анатомии, служившим

неукоснительной нормой для того же Микеланжело всего десять лет тому назад,

а согласно иным, иррациональным, формообразующим силам, вызванным к жизни

фантазией художника. Они носили невероятный, сверхъестественный,

сверхчеловеческий характер. В этом смысле Микеланжело даже более барочен,

чем склоняющийся к натурализму «классик барокко» Л. Бернини.

От таких элементов убранства, как мебель, драпировки, декоративные лампы, часы и барометры, до общепринятого набора репродукций модных художников в "текучих" резных рамах - на всем лежала неизгладимая печать стиля модерн, терпкий привкус ,в чем-то роднивший между собой массовые ремесленные образцы и произведения подлинного искусства. Именно расчет на быт, повседневность - причина того, что сохранилось не так уж много "музейных", законченных образцов этого стиля в декоративно-прикладном искусстве.
готический стиль